Первые туристские путеводители: точка отсчета


Считается, что история современного туризма начинается в Англии, где в 1841 году баптистский проповедник Томас Кук (1808-1892) организовал первую экскурсию на платной основе. В том же году в городе Лейстере он открывает издательство, которое специализируется на книгах о здоровом образе жизни. В следующем году Кук придумывает новое направление в своей деятельности - тематический туризм. А вскоре после поездки в Шотландию, с целью разработки маршрута, появился и первый путеводитель.

Но еще задолго до этого в Германии писалась своя страничка в истории туристских путеводителей,как нового литературного жанра. А ее автором был Карл Бедеке (1801-1859), основавшей в 1827 году в немецком городе Кобленце издательство путеводителей по различным странам, их столицам и другим городам. Его путеводителя были очень популярны в Европе, переводились на многие языки, а само название «бедекер» стало нарицательным для изданий такого рода, в том числе и на русском языке

Но еще раньше - во Франции - увидел свет пятитомник «Путешествие двух французов на север Европы», автор Альфонс Форсия де Пилес (1758-1826), изданного в Париже в 1796 г. В его книгах достопримечательности сгруппированы по тематическому принципу (музеи, учебные, лечебные заведения, фабрики, нравы, праздники и т.п.), есть много полезной информации о месте пребывания. Два тома из пяти были посвящены России.

С годами некоторые туристские путеводители были забыты, а другие, наоборот, превратились в серийные. Но первым в этом ряду можно считать путеводители, автором которых был Луи Виардо (1800-1883) - супруг известной певицы Полины Виардо.

Из одной своих поездок во Францию автору этих строк посчастливилось привезти книгу – Louis Viardot «Lesmusées d’Allemagneset de Russie» Paris 1844, (Луи Виардо «Музеи Германии и России» –  перевод с французского В. Г.), приобретенную для меня одним моим старинным знакомым на блошином рынке города Монпелье.

Эта книга явилась продолжением путеводителей по музеям Италии, Испании, Англии и Бельгии и впоследствии стала частью фундаментального пятитомного труда Виардо «Musées d’Europe» («Музеи Европы) Книга Виардо имеет и подзаголовок – «Путеводитель и путевые записки артиста и путешественника», и содержит целый ряд интересных описаний, конечно же, прежде всего, Санкт-Петербурга и его музеев, но не только. «Санкт-Петербург – это, конечно ж, город итальянский, французский, английский, немецкий, и уже совсем не русский. Только Москва может называться этим именем»...

Что касается первого русского путеводителя, написанного нашим соотечественником, то им был Иван Фомич Глушков (1774-1848),  уроженец  Твери, впоследствии тверской вице-губернатор, ставший  автором, во всех отношениях, удивительной книги, которая называлась «Ручной дорожник для употребления на пути между императорскими всероссийскими столицами, дающий о городах, по оному лежащих, известия историческия, географическия и политическия с описанием обывательских обрядов, одежд, наречий и видов лучших мест»,  изданной в Санкт-Петербурге в 1801 г.

Остановимся на этой книге более подробно. Труд, который Глушков посвятил супруге императора, был благосклонно принят государем Александром I, и в 1802 году переиздан. А в 1805 г. вышло третье издание «Ручного дорожника…» на немецком языке. Сегодня эта книга совершенно забыта, но, как нам кажется, забыта незаслуженно, ведь она хранит в себе много информации, которая и сейчас будет полезна всем тем, кто хоть немного интересуется отечественной историей.

Проделаем и мы путешествие вместе с Дорожником Глушкова. «Путешественник, оставляя красоты Российской Северной столицы, с умилением взглядывается в последний раз на златые шпицы ея... Он Московской заставы удаляется по пути к Царскому Селу и внимательно рассматривает покойную мостовую, великолепные из дикого камня и разноцветных мраморов верстовые столбы, воображает весь блеск сей двадцати двух верстовой дороги, когда она 1 100 фонарями в осенние ночи освещена бывает…».

Наш первый отечественный путеводитель интересен не только тем, что в нем описаны все 25 почтовых станций на всем протяжении Государевой дороги, но и приводятся их описания, иногда краткие, а иногда очень подробные и с большим количеством самых различных деталей.

«Ижора... Отсюда дорога имеет направление совершенно по прямой линии. Она так ведена в 1712 году от Адмиралтейского шпица на Москву по велению Петра I Морской Академии профессором Феркварсоном».

В Чудове это совершенно прямая дорога протяженностью в 120 верст, заканчивается…и все начинает преображаться: «Открывается множество приятных видов, встретятся обширные со спелым хлебом поля, толпы работающих поселян и луга с пасущимися на них стадами...».

Интересны и сами названия, со временем некоторые из них заметно изменились. Так Новгород у Глушкова - Новугород, а Выдропужск-Выдоропуск... «Подберезье, неважное селение, состоящее из ямщиков и последняя станция к Новугороду, до которого отсюда 22 версты». А далее следует хвалебная ода Великому Новгороду, которая и сегодня мало кого оставит равнодушным: «Находясь в таком близком расстоянии от сего древнейшего города, в окружностях (окрестности - здесь и далее примечания В.Г.) которого всякий шаг напоминает патриотическую храбрость его жителей, оказанную отражением неприятельских нападений, кто из потомков великих Славян с восхищением не вознесется зреть славу и величие предков своих в веках, протекших». Лучше, пожалуй, и не скажешь.

У читателя ни на миг не вызывает сомнение тот факт, что сам автор Дорожника проехал, и может быть не один раз, по всей Государевой дороге, чего не скажешь, например, об авторе знаменитого «Путешествия из Петербурга в Москву». Уж слишком много конкретных сведений и описаний мы находим в этой книге.

Так, рассказывая о Бронницых, автор отмечает, что здесь есть хорошая гостиница, разумеется, не забыта и главная местная достопримечательность - Бронницкая гора.

Автор Дорожника указывает в своих описаниях и все путевые дворцы, называя их Имперскими. Вот перечень населенных пунктов, где в 1802 году эти дворцы были: Чудово, Спасская Полисть, Зайцево, Крестцы, Яжелбицы, Валдай, Едрово, Хотилово, Вышний Волочек, Выдропуск, Торжок, Медное, Тверь, Завидово, Клин, Пешки. Но мы знаем также, что путевые дворцы есть еще в Москве, Солнечногорске, Городне и в Новгороде. Причем в Спасской Полистье, Хотилове и Завидове они были деревянными.

Описывая Валдай, Глушкову приходят на память для сравнения швейцарские ландшафты, а Валдайские горы он сравнивает с Пиренейскими.

О валдайских баранках и их продавщицах знают многие, но менее известно, что «Валдай, небольшое прежде село, увеличено в царствование Алексея Михайловича поселением пленных поляков».

Что касается Иверского монастыря, то в Дорожнике есть история его создания в 1633 году Патриархом Никоном в честь иконы Божьей Матери Иверской, привезенной из монастыря того же имени с Афонской Горы.

Рассказ о Вышнем Волочке включает подробное описание первой в России искусственной водной системы, по которой в год «проходило до 900 судов, не считая лодок». Глушков называет это «водяной коммуникацией». Приводит он и местную поговорку: «Здесь вода в карман, а спуск на барабан». Которую можно понять, как то, что большая вода давала доход, а когда начинался ее спуск, то били в барабан.

Автор описывает не только достопримечательности, но и жителей тех городов, по которым проходит Государева дорога. Вот как он пишет о вышневолоцких женщинах: «Женщины здешние без исключения во всех частях плотны». Кто знает, может быть и по этому признаку сегодня можно отличить коренных жительниц В.Волочка от приезжих…И далее: «Здесь женщины страстно привязаны к обработке льна и холстов…».  Или: «Вышневолоцкие женщины почти поют свои слова».

Дорожник просто изобилует описаниями с натуры того времени: «Чем более въезжаешь во внутренность России, тем многообразнее и привлекательнее покажутся окружности. Нигде не приметишь дикой ни к чему неспособной земли или болота; но везде увидишь обработанные поля, зеленеющие муравою луга, обчищенные рощи и хорошо выстроенные помещичьи дома».

А вот и Торжок. «Лучшее, - пишет Глушков,- находится на правой стороне Тверцы, расположенное амфитеатром по косогору уступами к реке склоняющемуся». Автор насчитал в Торжке того времени 23 приходских церкви, а в каменном гостином дворе располагалось   111 лавок. Есть здесь и описание местных жителей: «Мужчины гостеприимны, обходительны, говорят чисто…женщины же еще более сохраняют седую древность…».

Насколько сегодня трасса совпадает или не совпадает с прежним почтовым трактом можно судить по небольшому путевому замечанию: «На пути от Торжка до Меднова…одна прекрасная усадьба Г-на Глебова на горе, рощами окруженная, уже заставляет любоваться собою». Сегодня от трассы до усадьбы Глебовых-Стрешневых Раек-Знаменское 3 км, и усадьбой уже не полюбуешься. К сожалению, и будущее усадьба не ясно.

«Медное небогатое село, стоящее по обеим сторонам Тверцы, имеет изрядную церковь и против её каменного Императорского дворца». Церковь Казанской Божьей Матери, 1764 года постройки, можно увидеть и сегодня в этом старинном русском селе, а вот от путевого дворца остались одни развалины. Также, как и в Выдропужске.

Наш путь подходит к Твери. «Под самою Тверью, проехав густой лес, стоит на глубоких песках мужской Малицкий монастырь Святого Николая, окруженный каменной стеной с башнями». Сегодня, это монастырь возрожден их руин.

Как мы уже говорили, Иван Фомич был уроженцем Твери…и большим ее патриотом. Его рассказ о своем родном городе - это настоящее признание в любви.

Приводит он и конкретные сведения о Твери того времени: «Кроме всех изрядных строений, прямых и широких улиц, которыми Тверь славится, находятся в ней: 2 монастыря, 29 каменных церквей, Архиерейский загородный дом, публичный Воксал…». Тот самый «воксал», который дал Твери ул. Вокзальную, не имеющую с вокзалами ничего общего. Как бы предваряя наш удивленный вопрос, Глушков сам на него дает исчерпывающий ответ: «Вы хотите знать, что есть Воксал? Это публичный сад, лежащий на крутом берегу Волги…Многолюдство в нем бывает великое».

«Воксал» как место общественных гуляний и развлечений возник в Англии в середине XVII века. Так называлось небольшое поместье близ Лондона, принадлежавшее некому Воксу де Броте, где устраивались балы, спектакли и фейерверки. В следующем веке воксалами обзаводится континентальная Европа, а в конце 1760-х годов антрепренер Мельхиор Гроти открывает таковой и в Москве. (Л. Стариков «Театральная жизнь старинной Москвы». М., «Искусство», 1988 г.).

Вскоре появился свой «Воксал» и в Твери. Он был устроен в 1776 году по указанию тверского наместника генерал -поручика Якова Сиверса. И сегодня в Твери сохранились фрагменты этого Воксального сада. К сожалению, все здесь находится в полном запустении, но даже в таком состоянии огромное впечатление производят вековые дубы.

Мы узнаем, что дести лет назад своеобразной визитной карточкой Твери был пряники. «Тверской продукт есть жемки, крупчатые на меду с разными пряными кореньями, весьма вкусные и как снег белые пряники. Их есть разные виды: коврижки (четвероугольные), рыжики (круглой фигуры), стерлядки (рыбки), жемки (квадратные маленькие пластины)».

И, разумеется, автор не мог не сказать о тверских представительницах слабого пола: «Особливо женщины хорошие домоводки и огородницы». И еще: «Между девицами примечается так же отличительная нравственность. Никогда хорошо воспитанную девицу не увидишь одну в публичном месте, а, чтобы идти ей на гулянье, в церковь или ряды, то неотъемлемо провожает её замужняя женщина».

Есть в Дорожнике и еще одно замечание, мимо которого мы не может пройти мимо. «Недалеко от Твери по большой дороге, примечается как дорогая редкость большой мост из дикого камня через разливистую речку тремя арками построенный». Нельзя не заметить, что по своему описанию мост очень напоминает «Чертов мост», построенный знаменитым тверским архитектором Николаем Александровичем Львовым в усадьбе Василево под Торжком. Вполне возможно, что и автором данного моста, который не сохранился, был тоже Львов, тем более, что во второй половине XVIII века он активно использовал дикий камень в своих проектах.

Рассказ о путешествии того времени был бы не полным без самых разнообразных ямщицких историй. Вот лишь одна из них: «Любитель музыки, который слыхал лучших итальянских певцов и виртуозов, поверит ли, что иногда русские ямщики одно колено (куплет- прим В.Г.) песни поют 30 верст, от одной станции до другой».

Позади Клин, где местные крестьяне славились изготовлением «лучшей из лыка обуви», под названием «клинские лапти»; ям в Пешках с Императорским дворцом, и последняя остановка под звучным названием Черная-Грязь.

Путь, длиною в 728 верст, как гласит Таблица о платеже прогонов того времени, позади. Вот мы и в Москве. «Путешественник непосредственно через Тверскую заставу въезжает в Москву, и океан ее многолюдства прибавляет собою» Этими словами и заканчивает свое повествование Иван Фомич Глушков.

Автор: Виктор Грибков-Майский, Член Союза журналистов России, специально для Турпрома



Возврат к списку